Страничка из памяти 2. Моя

    Мой декабрь прошел в счастливом смятении, а с наступлением января пришло одиночество. Я пережила расставание, шедшее в комплекте с аритмией. За последующие месяцы я встретила многих хороших девушек, но все это было не то. Мое сердце не лежало ни к одной из них. А в марте я слегла в больницу. Врачи сказали, что у меня сильное отравление, но на самом деле это не было отравлением, потому что уже много лет мое питание по большому счету исключает вредные продукты. И пока врачи пытались лечить меня голодом, я познакомилась с девушкой из нашего дорогого ТС, которая в последствии позвала меня в чат. Позже была выписка из больницы и снова работа, работа, работа. А вечера я проводила в чате, в котором познакомилась с удивительно хорошими девушками. Мы с ними сдружились. Почти каждый день туда добавляли кого-нибудь нового, но меня никто не интересовал. И через некоторое время, по воле случая, я написала одной интересной особе и мы разговорились. С тех пор, как мы начали общаться, она мне стала интересна как человек. В итоге мы стали вечерами разговаривать в скайпе. Я больше предпочитаю личное общение и с удовольствием пригласила бы ее погулять, но она живет в другом городе, потому мы ограничивались интернетом. Мы много беседовали о разном — обо всем и ни о чем. А однажды поздним апрельским вечером домой пришла ее сестра, о существовании которой я знала, но мы не были знакомы. Я поздоровалась — мне произнесли приветствие в ответ. И мы начали общаться втроем. Мне сразу же понравился ее голос. Она рассказала, что вернулась из кафе, в котором сидела с коллегами после работы, что она безумно счастлива после этой встречи, потому что ее девушка, которая недавно бросила ее в очередной раз, постоянно была против ее встреч с кем-либо из-за неоправданной ревности. Она рассказала нам про свой вечер, что наконец полностью смогла насладиться общением, а потом моя подруга спросила свою сестру смеясь: «Что ты делаешь?», — и они начали смеяться. Я задала им тот же вопрос и подруга сквозь смех ответила: «Она щекочет тебя волосами по экрану!». Я сидела с видеокамерой, про что совсем забыла. Я рассмеялась и назвала ее сестру маньячкой на что услышала в ответ чудесный смех. Через несколько дней мы снова общались втроем. И еще через пару дней. А потом мы созвонились лично. И первое, что я увидела — была обворожительная девушка, которая улыбалась мне во все 32 зуба. Мои мысли, которые возникли у меня в голове в тот момент, прокручивали на повторе одну строчку, состоящую из двух предложений: «Она такая красивая. Она прекрасна». Мы обсуждали интересы, вкусы, хобби и сошлись на мнении, что мы обе любим путешествовать. И в следующий вечер мы снова созвонились. И на следующий тоже. С каждым днем моя симпатия к ней росла, но я понимала, что у нее есть девушка, пусть они сейчас не вместе, но все же сойдутся снова, как всегда. И так мы стали общаться каждый день, обменивались музыкой, писали друг другу в смсках «Доброе утро». Я видела, что нравлюсь ей, ведь всегда умела хорошо разбираться в людях. Но ее бывшая девушка не давала моей голове спокойно наслаждаться жизнью, тем более, что я видела, как ей было из-за этого плохо, потому не позволяла себе лишнего — ни намеков, ни взглядов. А потом незаметно подкралась середина мая. Мы признались, что нравимся друг другу. Она пригласила меня приехать к ней в гости, когда мне дадут отпуск. Я согласилась. И как-то вечером мы вновь разговорились про путешествия. Она сказала, что, как это ни банально, но она влюблена в Санкт-Петербург. Я ей сказала, что была в СПб последний раз в 12-13 лет и кроме больших красных колонн у воды и Янтарной комнаты почти ничего не помню. Она предложила как-нибудь вместе съездить в Санкт-Петербург и погулять там. Я согласилась, а потом сказала: «Вот, знаешь, мы живем и все время чего-то ждем. От события к событию. Я все время жду новый год, потом день рождения, потом отпуск. И так мы всю жизнь проводим в ожидании чего-то, а в промежутках не живем, потому что волнуемся в предвкушении предстоящей поездки. А я хочу проживать каждую секунду своей жизни! До моего отпуска еще 5 месяцев. Поехали в Питер в ближайшие выходные?».  Она со словами «была ни была» согласилась. Мы договорились на работах об отгуле на пятницу и купили билеты на поезд до СПб через 2 недели и билеты на самолет из ее города в мой. Следующие две недели тянулись мучительно долго, ведь так всегда бывает, когда ты чего-то нестерпимо ждешь. Ближайшую неделю мы провели в составлении плана, куда пойдем, что будем делать, где будем гулять и прочие мелочи. Я составляла наш маршрут по Москве, а она по Санкт-Петербургу. Маршрут, что составлял каждый, был секретом для второго. И все было бы ничего, как в один из вечеров раздался звонок в дверь. Ей принесли букет из 15-ти красных роз. Она спросила меня: «Это ты мне прислала цветы?», — на что я покачала головой и ответила отрицательно, а про себя отметила, что букет из 15-ти красных роз дарят в знак извинения. Но с другой стороны только я интересуюсь языком цветов, в то время, как многие люди вообще не задумываются над этим. Как выяснилось через пару минут и смс — эти цветы прислала ее бывшая девушка. Вмиг мне стало так страшно от того, что я наконец-то нашла человека, который мне очень нравится всей душой, к которому тянется все мое естество, как вдруг я его упущу. Но она твердо сказала, что не вернется к ней и попросила меня ей поверить. И я поверила. Нервничать меньше я не стала, потому что ее бывшая пассия много раз звонила ей и просила о встрече. Я пыталась успокоить себя тем, что все идет, как идет, и пусть будет, что будет. В итоге они договорились встретиться, потому что она сказала, что не хочет ехать в Питер с незаконченными делами, что хочет разрешить все сейчас. В этот вечер я, наверное, тысячу раз сломала себе пальцы, ходила из угла в угол, 5 раз ставила чайник, но так и не сделала себе чаю, продолжая бродить из угла в угол своей квартиры и нервно курить. И вот она пришла домой, звонит мне, а я вижу все то же радостное лицо от того, что она смотрит на меня. Я спросила у нее, как все прошло. Она повторила, что не вернется к ней, как и сказала ранее. С моих плеч как будто спустился на воду огромный грузовой лайнер.
    Совсем незаметно подкрался июнь. А потом настал вечер четверга, когда я пришла с работы и поняла, что меня накрывает паника, ведь завтра она прилетает! Все две недели я ходила спокойнее удава, а тут меня накрыло. Я приготовила нам мой фирменный салат в дорогу, бабуля запекла картошку с грибами в духовке. Проснувшись по будильнику я полетела приводить себя во вменяемое состояние. Судорожно выпив чай я вылетела из дома через 20 минут, прихватив с собой яблоко. Я слишком нервничала, чтобы нормально позавтракать. По прибытии в аэропорт я дождалась нужного времени и позвонила ей. Она взяла трубку. Мы пытались найти друг друга, но как будто говорили совершенно о разных вещах. Я — человек, который впервые был в аэропорту, совсем не понимала, о каких выходах идет речь. Договорились выйти на улицу. Легче не стало. Она сказала, что стоит у какой то желтой линии. А я, стоя на улице, в упор не видя какие-то желтые линии, говорю: «Вот смотри, я стою на улице у центрального входа под большой надписью Аэропорт Домодедово, никаких желтых линий тут нет.». В ответ слышу молчание. А с другой стороны трубки стоит она и смотрит на все вывески, баннеры и билборды, которые просто кричат: «Аэропорт Внуково! Внуково! Внуково!».  И я слышу истерический смех. Говорю, что это совсем не смешно. Она сквозь смех начинает извиняться и говорит, что она во Внуково и что перепутала и сказала мне ехать не в тот аэропорт. Мы договариваемся встретиться в метро в центре зала. Пока едем до нужной станции с разных концов города, она многочисленно извиняется. А я улыбаюсь. Я просто улыбаюсь. Потому что она такая смешная в этот момент. И вот я выхожу на нужной мне станции. С перрона прохожу в центр зала. Толпа людей только что вышедших из вагона потихоньку исчезает и я вижу ее. Она стоит в центре зала облокотившись спиной о мраморную стену. Она ищет меня глазами. А я медленно приближаюсь, ноги не слушаются, руки от волнения дрожат. И тут ее взгляд находит меня. Она улыбается мне во все 32 зуба и начинает идти ко мне. Я улыбаюсь ей в ответ и пытаюсь идти. Расстояние между нами быстро сокращается, ведь она начинает бежать, а я все так же еле заставляю свои ноги подчиняться мне. Секунда — мы друг напротив друга. Еще секунда — она со всей скорости влетает в мои объятия и мое сердце пропускает удар. Она так крепко сжимает меня, что я невольно удивляюсь откуда в такой хрупкой девушке столько силы. Я бесконечно обнимаю ее в ответ, вдыхая запах ее волос. Время будто бы остановилось. Через некоторое время мы отрываемся друг от друга, она смотрит мне в глаза, я смотрю в глаза ей и она произносит улыбаясь: «Какая ты красивая». Мои губы смущенно растягиваются в улыбке, я чувствую, что начинаю краснеть и отвожу взгляд. Она берет меня за руку и мы отправляемся в путь по моему маршруту, который состоял из семи мест, где можно загадать желание. Она как-то в одном из разговоров обмолвилась, что на Красной площади есть место, где можно загадать желание, и я нашла семь таких мест, каждое со своей историей. Первым пунктом была Белая башня в Лужниках. Мы стояли на переходе неподалеку от башни и ждали зеленый свет. Она наклонилась ко мне, чтобы убрать какой-то мусор, застрявший на моей майке, и оказалась слишком близко. Мое сердце пропустило удар. Она заметила, что я изменилась в лице, и спросила с улыбкой: «Что случилось?», — а я, пытаясь дышать, ответила: «Ничего». Загорелся зеленый свет, мы дошли до башни и каждый загадал желание. На пути к следующему месту мы шутливо танцевали в парке. Она пыталась научить меня вальсу, а я боялась наступить ей на ногу, ведь последний раз я танцевала вальс в школе.
    Все то время, пока мы гуляли пешком от одного места к другому и заходили в кафе, чтобы покушать, она держала меня за руку. Она держала меня за руку весь день. Она держала меня за руку, переплетясь со мной пальцами. Второй раз в жизни мне было настолько приятно и уютно с человеком, что я даже не замечала, что обычно так никогда ни с кем не ходила. И мне это нравилось. Попутно мы гуляли под аркой из фонтанов, под которой я поцеловала ее в уголок губ в момент когда она была нестерпимо милой, после чего носила ее на плечах, слушая ее счастливый смех вперемешку с криками и кружа в вальсе. Мы успели вымокнуть под дождем, а потом прогреться на солнышке. А ближе к вечеру мы обошли все семь пунктов, в которых загадывали желания, и поняли, что стерли себе ноги. Я предложила прогуляться еще до одного места, потому что там красиво, к тому же идти не далеко. Она согласилась и мы дошли до парка около Храма Христа Спасителя. Так как мы люди не набожные, нам было легче — мы просто гуляли наслаждаясь. Поднявшись по ступенькам мы обнаружили двух огромных львов. Я предложила ей сфотографироваться со львом на фоне церкви. Она заняла позицию, я сделала пару кадров и шутливо сказала: «Давай я посажу тебя на него, он же такой здоровенный! На лапы сядешь. Будет весело!». Она начала удирать от меня, потому что не хотела, чтобы я ее поднимала. А в какой то момент я поймала ее и обняла, прижав к себе, чтобы она не смогла убежать. Мы смеялись и пытались отдышаться. Наши лица были слишком близко и я даже не поняла, как так получилось, но вот мы уже стоим и нежно целуем друг друга. Вокруг ходят бабушки, женщины, дети. А для нас двоих ничего этого не существует — мы целуемся напротив церкви около огромных статуй львов. Мое сердце вновь пропустило удар.
    Первым делом, как мы приехали домой, мы сняли кроссовки и вздохнули с облегчением, потому что ужасно стерли ноги. Потом я познакомила ее с бабушкой и мы сели ужинать. Ей очень понравился мой салат и я была просто счастлива. Потом мы взяли с собой сок и ушли в комнату немного отдохнуть, ведь через несколько часов нам нужно было уже ехать на вокзал, с которого мы умчим в Санкт-Петербург. Весь день она была невыносимо близко ко мне, обнимала меня, держала за руку. Весь день я мечтала поцеловать ее. Зайдя в комнату я поставила сок на край дивана, подождала пока она войдет и закрыла дверь. Я провела рукой по ее волосам, скользнула пальцами по ее шее, медленно приближаясь к ней. Я обняла ее, за подбородок притянув к себе. Наши губы соприкоснулись и я утонула. Несколько сладких мучительных мгновений, и я прижала ее к двери. Ручка с характерным звуком повернулась — за доли секунды пока бабушка открывала дверь, мы разбежались в разные стороны. Я вдруг резко начала искать книги на моем стеллаже, а она смотрела на вещи, лежащие на моем столе. Это было настолько смешно, что мы еле сдержались, когда бабушка вышла из комнаты, сказав нам пару фраз перед отъездом. Я чувствовала себя вновь 15-ти летним ребенком, который по уши влюбился. Я включила музыку и мы без сил упали на диван. Она сидела, а я разглядывала ее, лежа на ее ногах. В моей голове крутилось столько всего. Безумный щенячий восторг, сердце громко бухает, сбиваясь с ритма, когда она гладит меня по голове, перебирая мои волосы. Я чувствовала, я точно чувствовала, что я нашла своего человека, потому что рядом с ней мне не нужно притворяться кем-то другим. Потому что рядом с ней, я чувствую себя насыщенной жизнью. Потому что рядом с ней, все вокруг меняется, в том числе и я сама. Я позвала ее по имени — она посмотрела мне в глаза. И я решилась спросить: «Ты будешь моей девушкой?», — она улыбнулась и ответила положительно, задав мне встречный вопрос: «А ты моей?». Конечно же я ответила «Да» и она поцеловала меня. Последующие пару часов мы провалялись без сил на диване в объятиях друг друга, а когда взглянули на время, то обнаружили, что через 5 минут мы должны выходить из дома, чтобы успеть на поезд. У меня не был собран портфель и я начинала истерически смеяться. Пока она ходила на кухню, чтобы забрать контейнеры с салатом из холодильника, я быстро покидала вещи, которые заранее приготовила, но не упаковала, потому что ходить весь день по Москве с кучей вещей было не логично. Проверив наличие паспорта, билетов и денег в рюкзаках мы выбежали из дома. На вокзале мы разыскали свой поезд и вагон, кондуктор проверил билеты и мы нашли свои места. Через 5 минут поезд тронулся.
    Нашими соседями по отсеку оказалась пожилая женщина и молодой мужчина, которые были на нижних полках, мы же взяли верхние. Сил на то, чтобы расстилать обе полки у нас не было, ко всему прочему мы собирались спать вместе, так что с горем пополам мы заправили одну полку, после чего закинули вещи на вторую и стали ждать пока погасят свет. Познакомились с соседями. Они спросили не сестры ли мы, на что мы переглянулись, засмеялись и ответили отрицательно. Наши соседи пытались угадать сколько нам лет, в итоге они решили, что мне 15, а ей 17. Позже погасили свет, мы сходили умыться и упали в объятия друг друга. Нам даже было все равно, что на нас кто-то смотрит, потому что мы катастрофически наслаждались друг другом. А потом мы уснули и проснулись лишь утром, когда кондуктор будил всех, потому что поезд уже подъезжал к вокзалу. Мы прибыли в Санкт-Петербург в 7.45 утра. Свежий прохладный воздух прочищал голову после душного поезда. Отправившись гулять по Невскому проспекту мы нашли очень милое кафе, в котором заказали самый вкусный фруктовый чай в моей жизни. Мы гуляли по Невскому, пили изумительный горячий чай и она все так же держала меня за руку. Она показала мне Канал Грибоедова, вдоль которого мы шли какое-то время. Позже мы вновь гуляли по городу, я рассказывала ей об особенностях архитектуры зданий и не могла налюбоваться, но вовсе не на здания. Впервые в жизни человек был важнее моей любви к архитектуре. А через некоторое время мы зашли в одно из кафе, где заказали покушать, забрали заказ с собой и она повела меня к метро Адмиралтейская, в котором мы купили по жетону на память и пару штук на проезд. Когда мы приехали на место, я поняла, что она привезла меня в Петергоф, в котором следующие 4 часа с перерывом на обед мы гуляли по парку, а купив билет в нижний сад, наслаждались фонтанами и уютными дорожками. Обедали мы на больших валунах Финского залива. Я кормила ее салатом, а она утепляла нас моим огромным шерстяным свитером. После того, как мы осмотрели все, что только можно, мы вернулись в центр и вновь гуляли по городу. И потом вышли на Дворцовую площадь, а с нее на Английскую набережную. Она отвела меня на пристань и мы сели на большой лайнер с открытой площадкой. И следующие 2 часа нас катали по Неве. Я целовала ее, мы кутались в мой свитер и я была неимоверно счастлива, от чего обнимала ее еще крепче. А после морской прогулки мы вновь гуляли по городу, зашли в кафе перекусить и отправились на один из мостов Канала Грибоедова. Отыскав самый красивый, согласно нашему вкусу, мост, мы повесили на него замочек, который она выбирала еще у себя дома. Это было крайне мило, от чего я еле сдержалась, чтобы не пустить слезу. И мы вновь отправились гулять по ее любимому городу, который полюбился и мне, а когда мы совсем стерли свои ноги и начали замерзать, то наткнулись на уютную глинтвейную, в которой заказали себе по чизкейку и, конечно же, по бокалу горячего глинтвейна. Я обнимала ее и мне было все равно, что на нас смотрят люди, что ко мне проявляет интерес девушка за стойкой для заказов, что в моем глинтвейне слишком много вина. Я просто была счастлива быть с ней где угодно, как и она со мной. А когда уже совсем стемнело и мы посмотрели на часы, осознав, что до вокзала идти час, мы оплатили счет. Она как и всегда взяла меня за руку и мы тронулись в путь. Дойдя до Московского вокзала мы сделали небольшой круг по площади, стараясь надышаться приятным воздухом города ветров, и сели в поезд в 01.05 ночи. Через 10 минут он повез нас домой.
    Эту ночь мы так же разделили в объятиях друг друга на верхней полке плацкартного вагона, а утром проснулись уже в Москве. Добравшись до дома мы пытались подлатать напрочь стертые ноги, но боль в ногах совсем не омрачала ни секунды того времени, что мы провели друг с другом. Ведь это была лучшая поездка в наших жизнях.
    С того момента прошло уже почти два месяца и мы счастливы, что по нелепой случайности, совпадениям и ряду факторов мы нашли друг друга.

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: